Skip to content

Отверженные. В 2 томах. Том 1 Виктор Гюго

У нас вы можете скачать книгу Отверженные. В 2 томах. Том 1 Виктор Гюго в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Двойной квартет Глава третья. Четыре пары Глава четвертая. Толомьес так весел, что поет испанскую песенку Глава пятая. У бомбарды Глава шестая, в которой все обожают друг друга Глава седьмая.

Мудрость Толомьеса Глава восьмая. Смерть лошади Глава девятая. Весел конец веселья Книга четвертая Доверить другому — значит иногда бросить на произвол судьбы Глава первая, в которой одна мать встречает другую Глава вторая. Беглая характеристика двух темных личностей Глава третья. Жаворонок Книга пятая По наклонной плоскости Глава первая. Как было усовершенствовано производство изделий из черного стекла Глава вторая.

Суммы депонированные у Лафита Глава четвертая. Господин Мадлен в трауре Глава пятая. Дедушка Фошлеван Глава седьмая. Фошлеван становится садовником в Париже Глава восьмая. Госпожа Виктюрньен тратит тридцать пять франков во имя нравственности Глава девятая. Торжество госпожи Виктюрньен Глава десятая. Последствия торжества Глава одиннадцатая.

Christus nos liberavit [26] Глава двенадцатая. Досуги господина Баматабуа Глава тринадцатая. Разрешение некоторых вопросов, находящихся в ведении муниципальной полиции Книга шестая Жавер Глава первая.

Начало умиротворения Глава вторая. Сестра Симплиция Глава вторая. Проницательность дядюшки Скофлера Глава третья. Буря в душе Глава четвертая. Страдание принимает во сне странные образы Сон, который приснился мне в ту ночь Глава пятая. Палки в колесах Глава шестая. Испытание сестры Симплиции Глава седьмая. Приезжий обеспечивает себе обратный путь Глава восьмая.

Вход для избранных Глава девятая. Место, где складываются убеждения Глава десятая. Система запирательства Глава одиннадцатая. Удивление Шанматье растет Книга восьмая Удар рикошетом Глава первая. В каком зеркале господин Мадлен видит свои волосы Глава вторая.

Фантина счастлива Глава третья. Жавер доволен Глава четвертая. Законная власть восстанавливает свои права Глава пятая. Что можно увидеть по дороге из Нивеля Глава вторая. Quid obscurum сражений [33] Глава шестая.

Четыре часа пополудни Глава седьмая. Наполеон в духе Глава восьмая. Император задает вопрос проводнику Лакосту Глава девятая. Плато Мон-Сен-Жан Глава одиннадцатая. Дурной проводник у Наполеона, хороший у Бюлова Глава двенадцатая.

Последнее каре Глава пятнадцатая. Qlot libras in duce? Следует ли считать Ватерлоо событием положительным? Восстановление священного права Глава девятнадцатая. Номер становится номером Глава вторая, в которой читатели найдут двустишие, сочиненное, быть может, дьяволом Глава третья, из которой видно, что надо предварительно поработать над звеном цепи, чтобы потом разбить его одним ударом молотка Книга третья Исполнение обещания, данного умершей Глава первая.

Вопрос о водоснабжении в Монфермейле Глава вторая. Познать её художник может через своё воображение. Основным для поэта является его воображение. Причём воображение поэта не должно быть направлено на повседневное, обыденное. Даже вульгарное и тривиальное должно быть дано подчёркнуто. Отсюда особое значение гротеска в поэтике Гюго, и, вслед за ним, в поэтике романтиков.

Гюго издевается над принципами Ла-Гарпа: Художнику не нужна натура, за которой он верно следил бы. В этом задача поэта. Он даёт действительность не такой, какой она есть, а какой она должна быть. Поэт занят не правдой-истиной, а правдой-справедливостью. Гюго с презрением артиста и пафосом трибуна заявлял: Сама драма лишь в слабой степени была выражением принципов романтизма.

За отрицательный портрет Людовика XIII цензура запретила драму, и она появилась на сцене лишь после Июльской революции Сцена полна людьми великих подвигов, жертвенной любви, высокого благородства, великодушия и бурных страстей. Этими страстями взволнован театральный зал. Торжество романтизма над классицизмом в результате этой постановки становится общепризнанным фактом.

Театральные бои сезона — предвещали близкие бои на улице. Июльская революция раскрыла социальный смысл литературных боёв. Вопросы литературных приёмов особых общественных страстей тогда уже не будили. Его статьи и речи сейчас посвящены не столько защите романтической поэтики, сколько пропаганде его социально-политических идей. К их утверждению направлены все его художественные произведения, построенные в полном соответствии с романтической поэтикой.

В нём он действительно, как обещал в своём манифесте, перелистал книгу веков и влил в неё жизнь, полную той правды и остроты, которая зажигает зрителя. Он дал контраст чудовищного Квазимодо и прекрасного Эсмеральда , поднял чудовищное до прекрасного и так пришёл к торжеству добра. Он изобразил великое прошлое аристократии, но узрел его глазами демократа времён Июльской революции.

Необходимо было отвергнуть каноны классиков, чтобы порвать с теми социальными слоями, которые классицизм обслуживал. Поэт всё время живёт в Гюго рядом с прозаиком.

Эти крупнейшие произведения Гюго-романиста и поэта поставили его в первые ряды французских писателей и создали ему европейскую славу. Метафизический гуманист Гюго отступился от своего принципа отмены смертной казни, ибо, как указывал К. Маркс , Июльская революция была наиболее близкой сердцу радикальных демократов из всех революций во Франции в XIX веке.

Критики справедливо видели в ней лишь мелодраму. Этот переход от драмы к мелодраме был далеко не случайный. Он определялся тем гиперболизмом страстей и переживаний, которым проникнуто всё творчество Гюго. Знаменитые соратники , в том числе критик Сент-Бёв , от него отошли. И он был прав. Но в центре литературных боёв он больше не стоит. Бои парнасцев и реалистов идут через голову Гюго.

Вместо ожидавшейся от него литературной программы, Гюго при приёме в Академию произнёс политическую речь, где высказался за короля против республики.

В Гюго был королевским декретом возведён в графское достоинство и назначен пэром Франции. В — , когда Луи Наполеон готовит свой переворот, Гюго с трибуны и в печати ведёт с ним борьбу. Тотчас после переворота эмигрирует в Брюссель и остаётся в изгнании в течение всех двадцати лет существования Второй империи.

Когда в Наполеон III амнистировал изгнанных из страны депутатов, в числе которых был Гюго, поэт отказался воспользоваться амнистией , заявив: Гюго сдержал слово и вернулся, когда императорский режим пал Джерси, Гюго селится на остров Гернси , где остаётся до начала франко-прусской войны , когда уезжает в Брюссель , чтоб при первых известиях о падении Наполеона III вернуться в Париж.

В эпоху, когда во французской прозе уже доминируют полутона, Гюго продолжает строить свои романы на ярком противопоставлении тьмы и света. Воскрешая борьбу при Ватерлоо и революцию , Гюго даёт яркую картину ужасов капитализма, нищеты, проституции, преступления. Показом этих трёх категорий определяется основной типаж книги: Где выход, в чём разрешение поставленных проблем?

Раскрытию этого пути, утверждению этой идеи посвящён весь роман. Она раньше всего в судьбе Жана Вальжана: Великодушие и любовь епископа, который на зло ответил добром, возродили душу Жана Вальжана. Ангел в нём победил зверя. В Жане Вальжане и Жиллиате Гюго раскрыл свой социальный идеал. Однако епископ не сдал его жандармам, а простил и даже сделал ему подарок. Со временем Жан пересмотрел свои ценности, он понял, что в мире есть добрые и понимающие люди. И сам он смог помочь другим людям улучшить свое благосостояние, удочерил девочку, которая безжалостно использовалась трактирщиками для тяжелой работы.

Однако не все способны понять возможность таких перемен. И находится тот, кто хочет сделать жизнь Жана другой, чтобы справедливость восторжествовала.

Полное погружение в мир романа - как исторический Париж 19 века , так и во внутренний мир героев. Прочитала в советское время, и такой тяжёлой по сравнению с нашей жизнью она мне тогда показалась, а сейчас и мы туда попали, то ли дикий запад, то ли дикий капитализм.

Поразительное и восхитительное произведение, читал с картой Парижа и Франции в руках - словно совершил путешествие во времени. Местами возникают противоречивые чувства, но принимая во внимание менталитет людей тех лет мысленно оставляешь попытки спорить с автором. Сложно представить в наше время хотя бы одного оратора, столь просвещенного исторически и способного живописно играть цитатами и сравнениями с античными личностями, какими встречаются персонажи произведения.

Очень жаль что не читал эту книгу в юности, многие вещи весьма поучительны для жизни. В один миг хотелось прямо крикнуть нашим политикам - вот же истина, которую вы забыли или упрямо игнорируете. В общем, уверен, каждого мыслящего человека в той или иной степени этот роман не оставит равнодушным.

© 2018 All rights reserved.