Skip to content

Две тысячи лет вместе пинхас полонский

У нас вы можете скачать книгу две тысячи лет вместе пинхас полонский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Мы хотели бы выразить глубокую благодарность всем тем, кто поддержал создание этой книги: Тем самым, обе эти религии признают, что еврейский народ играет особую роль в передаче человечеству Божественного Откровения. Это Божественное Откровение предназначено всему человечеству, но передано оно было через еврейский народ.

Передача Откровения началась с Авраама ок. Передача этого откровения и является сутью иудаизма. Ее основными принципами были:. Бог относится к человеку как к Своему сыну, т.

Бог не только непостижимый Творец мироздания, но и Отец, Который близок к каждому из нас. Книги похожие на "Две тысячи лет вместе. Еврейское отношение к христианству" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Отзывы читателей о книге "Две тысячи лет вместе. Еврейское отношение к христианству", комментарии и мнения людей о произведении.

Еврейское отношение к христианству. Пинхас Полонский - Две тысячи лет вместе. Еврейское отношение к христианству Здесь можно скачать бесплатно "Пинхас Полонский - Две тысячи лет вместе. Еврейское отношение к христианству" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Религия, издательство Маханаим, год Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами. Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.

Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры. За последнее время на русском языке были изданы десятки книг, в которых изложено мнение христианства об иудаизме, но не было ни одной, в которой было бы систематически и подробно рассмотрено отношение иудаизма к христианству. Данная книга призвана восполнить этот пробел. Две тысячи лет вместе.

Общий обзор соотношения иудаизма и христианства, в их исторической перспективе. Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Читайте комментарии и мнения людей о произведении. Еврейское отношение к христианству. Данная книга призвана восполнить этот пробел. Две тысячи лет вместе. Похожие книги на "Две тысячи лет вместе. Еврейское отношение к христианству", Пинхас Полонский Книги похожие на "Две тысячи лет вместе. Еврейское отношение к христианству" читать онлайн бесплатно полные версии.

Пинхас Полонский читать все книги автора по порядку Пинхас Полонский. Еврейское отношение к христианству отзывы Отзывы читателей о книге Две тысячи лет вместе. Поделитесь впечатлениями - оставьте Ваш отзыв или расскажите друзьям. Иудаизм с самого начала ставил своей миссией привести людей к Богу, но он действует не проповедями, а собственным, еврейским примером — в частности, через описание еврейской жизни и еврейского учения в Библейском тексте, являющемся наиболее читаемой и почитаемой книгой человечества.

Еврейство и христианство невозможно соединить, но, с точки зрения духовной истории человечества, они дополняют друг друга. В Послании к Галатам 3: Что же касается еврейской традиции, то она также придает большое значение этим словам пророка; в Талмуде трактат Макот 24а сказано, что эти слова можно даже считать краткой формулировкой всего иудаизма.

Однако в словах пророка речь идет отнюдь не о том, что вера может заменить соблюдение заповедей. Праведник у пророка — это именно праведный человек, то есть тот, кто соблюдает Учение Торы и старается действовать в соответствии с Божественными заповедями. Такой человек получает от своей веры внутреннюю силу для праведной жизни, он жив ею.

Вера здесь выступает как источник праведных дел, а отнюдь не как их заменитель. Когда Авраам и его жена Сара были уже стары, и у них не было детей, то на слова Бога: Что же Ты дашь мне? Однако ситуация, в которой происходит этот диалог, не оставляет никакой возможности для подобного вывода. Ведь собеседник Всевышнего здесь — Авраам, человек выдающийся, уже подтвердивший свою праведность великими деяниями. Несомненно также и то, что еще до этого Откровения Авраам верил в Единого Бога: Такое доверие к Богу, является, конечно, одним из элементов праведности, но оно отнюдь не есть замена соблюдения заповедей и праведных дел.

Иудаизм, конечно, не может согласиться с таким подходом. Иудаизм в принципе считает, что недопустимо отрывать духовное от материального, недопустимо физическую жизнь заменять на исключительно духовную.

Бог создал нас в физическом мире и дал заповеди именно для того, чтобы мы этот самый мир приблизили к Богу, а не оторвались от него, став подобием ангелов. Если такое, не дай Бог, станет действительно идеалом всех — то это будет концом человечества. Не говоря уже о том, что если праведные люди будут озабочены только праведностью духа, то они позволят физическому миру а ведь весь этот мир является Божественным Творением, и он не менее Божественен, нежели мир духовный!

Как плоть, так и дух — равно Божественны, и только на их соединении человек может осуществить миссию, порученную ему Богом. Выше мы обсудили очевидные, лежащие на поверхности аспекты соотношения еврейской и христианской этики. В главе 4, рассматривая совпадение основных элементов еврейской и христианской этики, мы хотели показать, что в этой области видимость различия или прогресса является всего лишь результатом неправильного изображения еврейской этики в христианских источниках.

После этого, глава 5 была посвящена рассмотрению отношения к вере и делам — того, что действительно составляет очевидное различие в подходах иудаизма и христианства. В данной же, шестой главе мы рассмотрим некоторые более сложные аспекты: Это представление, однако, далеко не верно.

Прежде всего, отметим, что совершенно неверно считать, что иудаизм говорит о любви только по отношению к евреям. На самом деле, и в Еврейской Библии, и в Талмуде, и в высказываниях Мудрецов более поздних поколений, неоднократно говорится о единстве человечества, о том, что всякий человек вообще, будучи потомком Адама, создан по образу и подобию Бога, о любви ко всему человечеству.

Идеалом именно такой, универсальной любви является в иудаизме наш праотец Авраам — уже из этого видно, насколько важное место в иудаизме занимает любовь ко всему человечеству. Вместе с тем, иудаизм категорически настаивает на том, что любовь к человечеству должна быть не однородной, но градуированной, иерархичной. Иудаизм предписывает любить ближних больше, чем дальних. Следует любить свою семью больше, чем других людей вокруг, а свой народ — больше, чем другие народы.

Да, надо стараться помогать всем, но в первую очередь — тем, кто ближе. Подобный подход — это отнюдь не прагматическое правило, но моральный императив.

Например, человек, который любит свою жену ровно в той же степени, как и всех других женщин, поступает недостойно. Тот, кто любит своих детей не в большей степени, чем всех детей вокруг, вряд ли может считаться образцом. Любовь к своей семье должна быть больше, чем любовь к другим мужчинам, женщинам или детям.

И точно так же весьма далека от моральной позиция, которая предлагает относиться одинаково ко всему человечеству и любить свой народ не более остальных. Иудаизм учит человека строить свою любовь к окружающему миру иерархически: При этом иудаизм делает четкое различие между обязательным уровнем, требуемым от всех, и уровнем идеала для праведников.

Обязательным уровнем любви к ближнему — т. Идеалом же для праведника является расширение рамок любви на весь мир с сохранением иерархии! Когда же человек, прежде всего, прикладывает усилия к улучшению своего собственного дома, это имеет гораздо больше шансов на успех, чем попытки влезать в дом соседа с предложениями об усовершенствовании его быта.

В своем доме я, по крайней мере, знаю свои потребности и понимаю ограничения, и остается лишь вопрос, насколько я смогу добиться того, чтобы обстановка в доме соответствовала этим потребностям. Но если я, исходя из принципа равной любви ко всем, буду стремиться переустраивать по своим, даже самым лучшим вкусам, не свой дом, а дом соседа — то, боюсь, это не приведет к добру.

Народы отличаются один от другого, прежде всего, не языком или местом проживания, а — и это главное! Общность ментальности означает, что в целом у большинства представителей данного народа совпадает представление о том, что является жизненными идеалами; разные же движения и партии внутри одного народа различаются тем, что они предлагают разную стратегию для достижения этих идеалов. Иудаизм обязывает евреев любить, прежде всего, свой народ, причем любовь эта должна быть деятельной.

И этот уровень — любовь к собственному народу — является не только реально достижимым, но и конструктивным, он позволяет строить морально более продвинутое общество.

Попытка же на равном уровне любить все человечество приводит — и при этом лучших людей, желающих человечеству счастья! Категорическим моральным требованием иудаизма является обязанность человека активными действиями защищать гонимых и обижаемых; Тора Левит Защита преследуемых необходима не только ради самих этих преследуемых, но также и потому, что без такой защиты мир будет деструктивен, придет в состояние хаоса, и добро будет уничтожено.

Тем самым, согласно мнению иудаизма, защита преследуемых имеет не только сиюминутную прагматическую, но и глобальную религиозную ценность. Эта обязанность защищать преследуемых касается и себя самого: Поэтому в вопросе о любви к врагам, мы можем сформулировать еврейский подход так: И единство со всем миром является, конечно, чрезвычайно привлекательным. Бели оно осуществляется иерархически, то оно жизненно и приводит к добру, но тот, кто ощущает свое единство с врагами больше или даже на том же уровне , чем свое единство с ближними — такой человек деструктивен.

За всю историю ни один христианский духовный лидер в случае нападения врага, огнем и мечом уничтожающего его страну, не предлагал своей стране и своему народу сдаться и не воевать, исходя из того, что врагов нужно любить, и поэтому нельзя их убивать. И главный недостаток этого лозунга, с точки зрения иудаизма, заключается в том, что этот лозунг совершенно неправильно ориентирует общественную мораль. Такой призыв не только не ведет к добру — но, напротив, ведет мир к власти безнаказанного зла.

Одним из известнейших принципов христианской этики является непротивление злу насилием. Иисус формулирует его следующим образом:. Принцип непротивления злу насилием звучит особенно притягательно для людей высокоморальных, зачастую склонных к самоедству, к признанию своих грехов еще до того, как их обвинят. Но попытка перевести этот призыв в плоскость действия, в плоскость заповеди — немедленно вызывает острые сомнения в его истинной моральной ценности. Все мы знаем, что случаются, и нередко, ситуации, когда человек, причинив зло другому, подсознательно стремится искупить и преодолеть свой грех.

В таком случае демонстративный отказ от насильственного противодействия может пробудить в нем муки совести и подтолкнет его на путь раскаяния. Однако, к сожалению, вряд ли можно считать эту ситуацию универсальной моделью поведения людей. Гораздо чаще реализуется другой вариант развития событий: Именно поэтому наши мудрецы учили: Отнюдь не всякое декларативное милосердие приводит к истинному милосердию.

Слова Иисуса являются парафразой жившего за лет до него пророка Иеремии. Описывая разрушение Храма и еврейского государства, описывая свой плач на развалинах города Иерусалима, пророк говорит:. Благо мужу, несущему бремя в юности своей. Пусть одиноко и молча сидит он, ибо Бог возложил на него это бремя.

Иеремия имеет в виду ситуацию свершившегося поражения, когда Храм и Иерусалим уже разрушены, и теперь речь идет лишь об осознании итогов разрушения, о том, что необходимо осмысление своей вины и понимания справедливости Божественного наказания, необходимо духовное исправление — прежде, чем мы сможем добиться внешнего, материального исправления.

Мое отношение к этому должно быть двояким. С одной стороны, я должен считать, что нападавший, обладая свободой воли, выбрал зло и должен нести за это ответственность. С другой стороны, само то, что Бог направил ход движения мира так, что именно я подвергся нападению, должно заставить меня задуматься в рамках моих отношений с Богом и с миром в целом, а вовсе не в рамках моих отношений с напавшим на меня, который в этом, втором аспекте представляет собой не более чем орудие в руках Всевышнего!

Такая дихотомия ведет к исправлению души и мира, а попытка смешать эти две плоскости и рассматривать подставление второй щеки как универсальный практический нравственный идеал — ведет мир к разрушению. Подход иудаизма к этому вопросу можно попытаться сформулировать и с несколько иной стороны.

Но сделанная христианством хотя бы и на уровне декларативном попытка отказаться от установления справедливости и сконцентрироваться сразу на повышенном благочестии — приводит не к исправлению, а к разрушению человеческого общества и личности, а это нарушение Божественной задачи, поставленной перед человеком. Выше, при обсуждении темы любви к ближнему, мы уже затронули этот вопрос, но нам хотелось бы разобрать его подробнее в отдельном пункте, ввиду его важности при рассмотрении соотношения иудаизма и христианства.

В иудаизме четко различают два разных уровня требований к поведению человека: Такое сравнение будет гораздо более адекватным. В иудаизме выделяются три уровня взаимоотношения Бога и человека. Все эти уровни находят многократное выражение в высказываниях Торы, еврейских пророков и мудрецов более поздних эпох.

Эти три уровня человек должен последовательно пройти, осознать, подняться по ним — чтобы, в конце концов, продвинуться к идеалу. Первый уровень — это отношение человека к Богу как раба к Господину. На этом уровне человек осознает себя как раб Божий, подчиненный Всевышнему. Обязательность соблюдения заповедей воспринимается на этом уровне как навязанная свыше. Вторым уровнем, на который человек должен затем подняться, является уровень отношений человека к Богу как сына к Отцу о чем говорят множество мест в Торе и Пророках, как, например: На этом уровне человек — это сын, любимый Всевышним, Который хочет оказать ему милость и наградить его.

На этом уровне обязательность соблюдения заповедей и моральных норм проистекает у человека не из принуждения, а из желания соответствовать своему высокому происхождению и положению, из желания оказаться достойным своего звания. Но и второй уровень не является высшим, и человек и также народ, и все человечество должен подниматься на третий уровень, уровень взаимоотношений Бога с Человеком как Мужа и Жены.

На этом уровне человек действительно приближается к Богу; об этом уровне говорит написанная царем Соломоном Песнь Песней, а также многочисленные высказывания пророков и мудрецов. Ответственность сына второй уровень существенно отличается от ответственности супруга третий уровень. По сравнению со вторым уровнем это стадия духовного совершеннолетия.

Иудаизм считает, что человек должен последовательно подниматься по этим трем ступеням, продолжая при этом опираться на пройденный уровень, не отрываясь от него.

При продвижении с первого на второй уровень человек должен не утерять в своем мироощущении также и первый уровень; и также при продвижении к третьему уровню надо сохранить для себя ощущения первого и второго уровней.

В процессе духовного продвижения прежний уровень не должен показаться человеку несущественным, устаревшим, примитивным. Наоборот, он должен стать основанием, удерживающим более высокий уровень, и не дающим ему упасть.

Ислам сосредоточен на подчинении, на человеке как рабе Божьем. Христианство стало подчеркивать статус человека как сына Божьего — что явилось новым словом для язычников, к которым пришла христианская проповедь. И та, и другая системы мировоззрения являются, конечно, громадным прогрессом по сравнению с идолопоклонством, но иудаизм призывает человека продвинуться к осознанию связи с Богом на третьем уровне.

Когда Павел в своей проповеди говорит: Даже и сегодня можно услышать от христиан идею в духе: Это действительно верно для народов мира, которые, благодаря деятельности Павла, могут осознать отцовскую любовь Бога к человеку. Они, однако, при этом не осознают, что оба эти уровня уже имеются в иудаизме. Современная европейская цивилизация построена на разделении религиозных и светских сфер человеческой жизни.

В европейской цивилизации содержание религии — это, прежде всего, вопросы веры в Бога, которые рассматриваются отдельно от мирских, светских сфер жизни — науки, искусства, внешней и внутренней политики, экономики и т. Такая структура культуры опирается на христианскую концепцию религии, сформулированную в знаменитых словах Иисуса: Эти слова Иисуса были сказаны в ответ на вопрос о деньгах и налогах, но позже они приобрели более широкое значение и стали пониматься в христианской культуре как общий принцип, разделяющий мир на область духовную, находящуюся в ведении религии, Богово и область светскую, внерелигиозную кесарево.

В иудаизме подход к этой проблеме совершенно иной. Настоящая духовность, по мнению иудаизма, может быть достигнута только на базе освящения материи — как в индивидуальных, так и в общенациональных рамках, а потому ни одна сфе- pa жизни — ни индивидуума, ни народа, ни государства и человечества — не остается вне внимания религии. В частности, еврейские источники подробно рассматривают и обсуждают не только проблемы веры, культа и ритуала, но также и те вопросы, которые в европейской системе мышления воспринимаются как светские и не относящиеся к религии — вопросы уголовного и гражданского права, экономики, войны, государства.

С еврейской точки зрения, любая сторона человеческой жизни религиозно значима — и потому сотни страниц Талмуда и других еврейских религиозных книг посвящены тому, какие принципы следует соблюдать при обработке земли, сборе урожая, постройке домов, разрешении гражданских и уголовных конфликтов; законам царской власти, внешней и внутренней политике и другим проблемам. Эта разница в подходах является источником того недоумения, которое порой испытывает христианин, знакомясь с еврейской религиозной литературой: Иудаизм — это цельная система, включающая обсуждение всех аспектов жизни.

Таким образом, по европейско — христианским меркам иудаизм — это даже не только религия, а скорее цивилизация. Это первое грехопадение повлекло за собой вселенскую катастрофу — изгнание первых людей из Райского Сада. Как иудаизм, так и христианство согласны в том, что последствия греха Адама люди ощущают на себе до сих пор, и поэтому в мире есть болезни, тяготы и смерть.

Вообще, история, которая произошла в Саду Эденском, ставит перед читателем множество вопросов. Что такое Древо Познания Добра и Зла? Как изменился человек после того, как съел этот плод? В чем заключаются причины греха Адама? Эти важнейшие и сложнейшие вопросы подробно — и часто по — разному — рассматриваются и в еврейских, и в христианских источниках. Мы не будем сейчас, за неимением места, углубляться в детальное их обсуждение. Рассмотрим здесь только один из этих вопросов: Христианство учит, что на каждом человеке лежит наследственная вина за этот грех, она передается всем его потомкам: С точки зрения христианства, единственный путь освобождения и искупления этой вины за первородный грех дал людям Иисус: Тут мы снова возвращаемся к упоминавшейся ранее проблеме критериев Мессии, столь кардинально измененных христианством по сравнению с исходными еврейскими источниками.

Выше в первой главе этой книги мы уже говорили, что у идеологов христианства всегда была проблема с трактовкой мессианской роли Иисуса: И если он не сделал этого, то почему же его можно считать Мессией? Идея наложения первородного греха как вины на каждого только что родившегося человека была логически необходима первохристианам для решения этой проблемы. Люди, не прошедшие этого обряда, несут на себе вину за грех Адама, от которой христиане избавлены.

Для иудаизма совершенно неприемлема христианская концепция греха Адама как универсальной вины, унаследованной его потомками. Такой термин неприемлем для иудаизма, ибо он подразумевает, что от самого рождения на каждом человеке лежит вина перед Богом, что каждый изначально как бы уже грешник.

Иудаизм же со всей определенностью утверждает, что любой человек, кем бы он ни был, получает от рождения чистую душу, и только от его собственного выбора зависит — сделать ее грешной и виновной перед Богом, или же сделать ее праведной и чистой. Иудаизм учит, что человек не рождается грешником и что от рождения никто не порабощен грехом. С младенчества у каждого человека есть обе склонности — и к добру, и ко злу, он в равной степени расположен как к греху, так и к праведности.

В книге Бытия говорится о том, что у человека есть склонность к греху от юности его Бытие 8: Иными словами, с точки зрения иудаизма каждый человек от рождения и так уже обладает именно тем онтологическим статусом, который с точки зрения христианства, ребенок или взрослый получает после крещения.

Различное отношение иудаизма и христианства к пониманию сексуальной жизни человека. Библейский рассказ о Сотворении мира не только рисует нам исходную историю человеческого рода, но также объясняет структуру мира и устройство человеческой души. Как мы видели, евреи и христиане по — разному понимают историю Сотворения мира, изложенную в книге Бытия. С этой различной трактовкой священного Текста связано различие во многих взглядах, касающихся важнейших сторон человеческой жизни, в том числе различное отношение к сексу.

Еврейская и христианская традиции различаются, прежде всего, описанием последовательности событий в той драме, которая разыгралась в Эденском саду. Согласно христианской трактовке, Адам познал свою жену Бытие 4: Христиане при этом считают, что познание, о котором идет речь в стихе 4: Из этого христиане заключают, что сексуальные отношения между мужчиной и женщиной изначально таят в себе некоторое исходно греховное начало.

Павел 1—е Послание к Коринфянам 7: Давая человеку возможность выбора пути мирянина либо монаха, классическое христианство при этом считает, что эти пути отнюдь не дают человеку равных возможностей, и для достижения высокого уровня святости человеку лучше было бы отказаться от сексуальных отношений, поэтому в традиционном христианстве только монахи могут занимать высшие посты церковной иерархии.

Совершенно иное отношение к сексуальной сфере человеческой жизни мы встречаем в иудаизме. Иудаизм рассматривает сексуальные отношения мужа с женой и рождение детей как величайшую Божественную заповедь, а отказ от сексуальных отношений и деторождения — как неполноценность человеческого существования, и, таким образом, категорически отрицает монашество и безбрачие.

Это представление связано, в частности, с тем, что еврейская традиция совершенно иначе понимает рассказ о Сотворении мира и, соответственно, делает иные выводы о правильном Божественном пути человека. Еврейская традиция подчеркивает, что дети Адама и Евы родились в Саду Эденском еще до изгнания, причем Каин родился даже до того, как первые люди сорвали плод с Древа Познания грамматически в стихе 4: Иначе говоря, сексуальные отношения вовсе не являются следствием греха.

Еврейская традиция отмечает, что еще в первой главе книги Бытия, там, где впервые заходит речь о сотворении человека, дана заповедь вступления в брак и рождения детей:.

И благословил их Бог, и сказал им Бог: Эта заповедь не только хронологически первая — она является как бы одним из сопутствующих условий к самому сотворению человека: Поэтому сказали в Талмуде еврейские мудрецы: Иудаизм считает, что путь к святости пролегает не через подавление или сублимацию естественных сторон жизни, а через их полноценную и правильную реализацию.

Самоограничение и даже некоторая доля аскетизма в иудаизме, конечно, тоже есть, но аскетизм никогда не занимал в иудаизме такого важного, а порой даже довлеющего статуса, какой он занимает в классическом христианстве.

Мы приводим в этой главе, в качестве дополнения, два классических текста, важных для понимания истории иудео — христианских взаимоотношений: Тексты Иосифа Флавия были изначально написаны по — гречески; они не сохранились в еврейской культуре, но их переписывали и сохраняли в христианской традиции. Некоторые исследователи считают, что именно наличие упоминания об Иисусе у Флавия и было вообще причиной сохранения в христианском мире этих текстов.

Около этого времени жил Иисус, человек мудрый, если Его вообще можно назвать человеком. Он совершил изумительные деяния и стал наставником тех людей, которые охотно воспринимали истину.

Он привлек к себе многих иудеев и эллинов. По настоянию первенствующих у нас людей Пилат приговорил Его к кресту. Но те, кто раньше любили Его, не прекращали любить Его и теперь. На третий день Он вновь явился им живой, как возвестили о нем и о многих других Его чудесах боговдохновенные пророки. Поныне еще существуют так называемые христиане, именующие себя таким образом по Его имени.

Согласно Агапию, текст Флавия выглядит так:. В это время был мудрый человек по имени Иисус. Его образ жизни был похвальным, и он славился своей добродетелью; и многие люди из числа иудеев и других народов стали его учениками. Пилат осудил его на распятие и смерть; однако те, которые стали его учениками, не отреклись от своего ученичества. Они рассказывали, будто он явился им на третий день после своего распятия и был живым. Именно таким, видимо, был исходный подлинный текст Иосифа Флавия, сохранившийся у Агапия благодаря ранним переводам сочинений Флавия на сирийский язык.

Христианские же редакторы дополнительно приписали Флавию:. Здесь пропущено исходное у Флавия: Во всех этих аспектах исходный текст Флавия описывает ситуацию с точки зрения ее современников, а христианские дополнения к Флавию рисуют ее такой, какой она была нужна для христианства.

Этот отрывок может служить ярким примером того, как редактировались и изменялись тексты в рамках христианской традиции в первые века н. Мы уже говорили выше о том, что в течение многих веков христианская церковь предпринимала постоянные попытки убедить евреев, что учение христианства является законным наследником библейского иудаизма; и поскольку евреи отвергали эти претензии, церковь устраивала диспуты, на которых представители иудаизма должны были отвечать на доводы христиан.

Один из наиболее известных подобных диспутов средневековья — это диспут Нахманида. Официально он происходил по инициативе выкреста из евреев, доминиканского монаха брата Пабло Христиани; ему должен был отвечать известный еврейский ученый, один из руководителей евреев Испании, раввин Моше бен Нахман он же РаМБаН, Моисей Нахманид. Диспут состоялся в Барселоне в июле года в присутствии и при участии арагонского короля Якобо 1, его двора, кардиналов, епископов и членов францисканских и доминиканских орденов.

Мы помещаем ниже отрывки из книги, написанной самим Нахманидом по следам этого диспута. Ниже пишу я о том, что отвечал я этому неучу брату Пабло, показавшему глупость своих доводов публично, в присутствии короля, государя нашего, его мудрецов и советников, да возрастет величие его и да возвысится царство его. Велел мне король, государь наш, провести диспут с братом Пабло во дворце своем в присутствии короля и его советников в Барселоне. Я исполню повеление короля, государя моего, если вы разрешите мне говорить, как я хочу.

Я прошу дозволения короля и его соратников, и монахов, здесь присутствующих. Я не хочу вступать в дискуссию, если не смогу говорить свободно, как и вы, обо всем, что касается диспута.

Я умею говорить вежливо и аккуратно, но я буду говорить то, что я хочу. И все дали мне разрешение говорить, как я хочу. И сам король велел мне говорить, как я хочу. Немало было диспутов между христианскими священниками и иудеями о законах и обычаях, не связанных с основами веры.

Я же хочу в этом почтенном дворце говорить лишь об основах, от которых зависит все, а не пустословить о вещах, не имеющих существенного значения. Итак, мы согласились, что будем сначала говорить о Мессии. Пришел ли он уже, как верят христиане, или должен прийти, как верят иудеи. Затем будем говорить о том, является ли Мессия самим Богом или же он полностью человек, родившийся от мужа и жены. А позднее будем говорить о том, кто придерживается истинного учения — мы или христиане….

Мы стали обсуждать вопрос о Мессии и о грехе Адама. И я сказал, что, по нашему мнению, в эпоху Мессии прекратится грех Адама. Сказали на это наш государь, король, и брат Пабло: И мы считаем, что грех Адама прекращается при Мессии [т.

Ибо раньше все отправлялись в ад в наказание за грех Адама, а во дни Мессии Иисуса он прекратился, ибо Иисус искупил своей смертью первородный грех и вывел людей из ада.

Я сказал в ответ: У нас есть пословица: Если ты решил солгать, то удали своих свидетелей! Много всяких наказаний определено в книге Бытия Адаму и Еве за их грех: Так же и о женщине: И все эти наказания, видимые и ощутимые, существуют и сегодня, и ничего из них, как мы реально видим, не отменилось и не искупилось в дни вашего мессии.

И, кроме того, не может быть у Бога такого неправосудия, чтобы праведные попадали в ад за грех Адама, их праотца. Моя душа имеет такую же зависимость, в смысле вины за грех, от души моего отца, как и от души фараона — а за грех фараона моя душа в ад не попадет! Наказания за грех Адама — во плоти, ибо плоть моя дана мне от отца и матери, и именно об этих наказаниях говорится в Торе.

И коль было определено Адаму и Еве, чтобы они стали смертными за свой грех, то и потомки их за этот грех стали смертными по своей телесной природе.

Встал брат Пабло и сказал: Я приведу доказательство, что время Мессии уже прошло. Наш Закон, Истина и Правосудие не зависят целиком от Мессии… Основной предмет разногласий между иудеями и христианами заключается не в Мессии, а в том, что христиане говорят ужасные вещи о Божественной Сущности. Ты всю свою жизнь слушал священников и монахов, говорящих о рождестве Иисуса. Они до мозга костей наполнили тебя рассуждениями об этом, вплоть до того, что все это утвердилось у тебя в силу привычки.

Однако то, во что вы верите — и это основа вашей веры! Все это противно природе вещей, этого не приемлет разум человека, который действительно верит в то, что Всевышний есть Создатель и Владыка небес и земли; пророки никогда ничего подобного не говорили, да и нельзя оправдать такие вульгарные верования ссылками на возможность чуда и если ты хочешь, то я могу подробно объяснить тебе отдельно, почему так.

Этого не стерпит разум иудея и вообще никакого думающего человека! И тщетно вы приводите свои доказательства о Мессии — ведь не в Мессии вся суть нашего спора. Но мы поговорим дальше о Мессии, раз вы требуете этого…. Я верю и знаю, что Мессия еще не пришел.

Невозможно поверить в мессианство Иисуса, потому что он не исполнил слов пророков. Пророк говорит о Мессии, что он будет царем Израиля, и что при этом он будет властвовать от моря до моря и от реки до концов земли Псалмы У Иисуса же не было вообще никакой власти, ибо при жизни он сам был гоним врагами и скрывался от них.

Позднее же он был пойман и не мог спасти сам себя — как же он избавит весь Израиль? Ведь владычество Рима — не от него, потому что Римская империя властвовала над большей частью мира до Иисуса, зато после принятия его веры она потеряла много государств. Да и сейчас у ваших религиозных врагов, мусульман, больше власти и стран в подчинении, чем у вас.

Но от дней Иисуса и поныне столько войн, и весь мир полон насилия и грабежа, а сами христиане проливают крови больше других народов! И еще говорит пророк о качествах Мессии так: А в книге Агады, которую держит и на которую ссылается брат Пабло, это объясняется более подробно: Да погубит его нашествие саранчи т. У вас рать вооруженная, а иногда и этого вам недостаточно. И еще я приведу вам множество обоснований из слов пророков о том, что Мессия еще не пришел…. Завопил тот человек, сказав: Вот вечно он так со своими длинными речами!

А у меня есть, что спрашивать! И сказал брат Пабло: Семьдесят седьмин — это годы: Но ведь даже согласно вашим расчетам Иисус был раньше этого времени, он родился раньше указанного Даниилом срока более чем на десять седьмин т.

Но вот есть стих у Даниила, где сказано: Помазанник — князь — это и есть Иисус. Это тоже общеизвестная нелепость. В общей сложности получается семьдесят седьмин. Иисус же, которого ты называешь помазанником — князем, явился не к семидесяти седьминам, а после примерно шестидесяти седьмин, согласно твоему счету.

Попробуй объяснить мне всю главу согласно твоему толкованию, и я тебе отвечу. Ведь ты даже не сможешь объяснить ее никоим образом… Но ты не стесняешься говорить о вещах, которых не знаешь. Я же поведаю тебе, что помазанник — князь — это Зерубавель руководитель евреев эпохи возвращения из Вавилонского плена , и он пришел ко времени семи седьмин, как и сказано в Писании.

И Кир, царь Персии, тоже назван помазанником мессией. И об Аврааме, Ицхаке и Яакове сказано: Я с готовностью растолкую тебе всю главу эту, если только ты и товарищи твои захотите слушать, и твой ум настроен понимать….

Я приведу доказательство из Писания, что Мессия — это не человек, как думаете вы, а Бог, как думаем мы. Ведь о нем Псалом Сказал Господь господину моему: Ясно, что Давид имеет в виду господина своего — Мессию, и что Мессия — это Бог. Я повернулся лицом к брату Пабло и сказал: Ты что же — тот иудейский мудрец, который сделал это открытие и поэтому крестился, и теперь советует королю собрать всех иудейских мудрецов, чтобы вести с ними диспуты по твоим находкам?

Да разве не слышали мы этого до сих пор? Ведь не найдется ни одного попа или ребенка, которые не задавали бы иудеям этого вопроса! Ведь это же очень старый вопрос…. Давид был псалмопевцем, который сочинял Псалмы под Святым вдохновением. Он сочинял Псалмы для того, чтобы их пели пред Божьим алтарем в Храме.

© 2018 All rights reserved.